26 января 1942 года. 219 день войны.

26 января, понедельник. Первый эшелон с эвакуированными ленинградцами прибыл в Вологду. Лидии Александровне Железняковой, эвакуированной в Вологду из Ленинграда зимой сорок второго после смерти мужа и двоих детей, я задал несколько лет назад вопрос о ее самых сильных впечатлениях в первые дни пребывания на Большой земле. Она ответила: «Помню, нас кормили в Тихвине и Бабаеве. И вот что мне здесь было непонятно: в этих городах люди какие-то другие были — они улыбались, смеялись, ходили под ручку. Именно это было мне непонятно: как можно?». Абсолютное

большинство ленинградцев , сотни тысяч, проехали Вологду, задержавшись в ней лишь на несколько часов. Но были и такие, везти которых дальше не пришлось им требовалась немедленная госпитализация. Привозили в вагонах и умерших в дороге, для некоторых смерть наступала на последнем участке пути ослабленный до предела организм не выдерживал дороги. Вот что вспоминали очевидцы-вологжане, которым в ту зиму довелось встречать ленинградские эшелоны, лечить больных, снятых в Вологде с поездов. Прокушева Мария Алексеевна, в ту пору главный врач одного из эвакогоспиталей: Все были больны дистрофией, тяжелые. Много обмороженных, особенно ребятишек-фэзэушников, с гангренами пальцев, стоп. Соломонова Лидия Васильевна, комиссар одного из эвакогоспиталей для ленинградцев: В один из вечеров поехали на автобусе на железную дорогу встречать больных. Зашли в вагон. Вы брали тех, кто стоял на ногах, вывели. Потом вынесли, кто еще шевелился. Стали убирать трупы. Глянула в угол — там что-то в лохмотьях переваливается. Подошла — сидит девочка лет двух на мертвой матери и сосет ее грудь. Верите, волосы дыбом встали. Беру ребенка, а он кричит: «Мама, мама». Вот что говорят документы той поры. В частности «Отчет о работе по эвакуации населения из гор. Ленин града»: «Встреча первого эшелона показала, что больных будет поступать значительно больше и с более тяжелыми болезнями, чем предполагали, поэтому встала срочная необходимость немедленно организовать в Вологде и на промежуточных пунктах специальные эвакогоспитали и значительно усилить работу существующих медпунктов. В Бабаеве, Череповце и Вологде вновь начали работать над созданием эвакогоспиталей, часть зданий, оборудованных под общежития перестраивалась. В течение трёх суток помещения элементарно были приспособлены можно было поместить до 2175 больных. Госпитали комплектовались кадрами, оборудованием, медикаментами и сразу же заполнялись больными, снимаемыми с проходящих эшелонов были мо-билизованы все имеющиеся лучшие кадры медработников, все учащиеся фельдшерской школы, городские санитарные дружины наркомздрав РСФСР срочно прислал в Вологду большую группу квалифицированных врачей. Эвакогоспитали общими усилиями были быстро укомплектованы работниками. Одновременно с этим расширены медпункты на вокзалах, улучшена их работа». Вологжане сделали максимум возможного, но не в один день. Вот что, например, пишет о начальном пери оде приема ленинградцев руководитель управления эвакогоспиталями при Вологодском городском отделе здравоохранения: «Обслуживающего персонала было мало. Дежурных врачей не было, ночью больных обслуживали только медсестры. Порядок вывоза больных был та ков: их грузили в автобус и возили по госпиталям (вез де перегрузка), пока какой-либо госпиталь не сжалится и не возьмет». Вологодская партийная организация и органы Советской власти прилагали большие усилия, чтобы в кратчайшие сроки сделать все необходимое для обеспечения нормального приема и лечения ленинградцев. В документах Вологодского горкома ВКП (б) говорится: «Для общего руководства ходом эвакуации ленинградского населения при горисполкоме было создано специальное управление… и по линии горкома ВКП (б) закреплен один из секретарей. Было мобилизовано для работы на эвакопункты 120 коммунистов и комсомольцев. Создано пять госпиталей — специально только для оказания медицинской помощи ленинградцам. К руководству ими ставились проверенные врачи. Для политической работы горком ВКП (б) послал в каждый госпиталь комиссаров из партийного актива города. Большую работу проделал комсомол. Два месяца работали на вокзале 190 девушек с отрывом от производства. На эвакопунктах было установлено

круглосуточное дежурство комсомольцев с привлечением несоюзной молодежи. Всего приняли участие в дежурствах свыше 2000 человек».